Вашему вниманию - довольно вольный перевод немецкой заметки об экскурсии студентов в музей Гофмана. (Картинки - вполне точные ;)


Дом с внутренней трубой и комнаткой поэта

        Студенты курса немецкого языка осматривают музей Э.Т.А. Гофмана под руководством профессора доктора Шеммеля. Задавленный между двумя лабазами, стоит четырехэтажный дом с номером 26 –совсем незаметный, если бы не маленькая доска, которая указывает, что "поэт, композитор и музыкант Э.Т.В. Амадей Гофман" жил в этом доме четыре года - с 1809 по 1813.



        "Хранителем" этого дома является профессор доктор Бернхард Шеммель, председатель бамбергского общества Э.Т.А. Гофмана, которое поддерживает маленький музей. Он руководит экскурсией и отвечает на вопросы посетителей. Наш первый вопрос, пожалуй, самый частозадаваемый, а именно - находится ли дом в своем первоначальном состоянии? Бернхард Шеммель отвечает: - Ничего из оригинальной мебели, к сожалению, больше не сохранилось, так что вещи, современные Гофману, были переделаны или заменены на инсталяции. Но окно непосредственно рядом со входом до сих пор полностью настоящее. Взгляд устремлен в освещенный зеркальный кабинет. На его задней стене можно узнать изображение Э.Т.А. ГОФМАНА. „Взгляд - так сказать, с эффектом шоу“,- усмехается профессор, - Заходите!"

Зеркальный кабинет в доме поэта

        Помещение длинное и узкое, стены - темно-синие (в соответствии с основным цветоощущением романтиков) На оконных стеклах - портреты художника, частично принадлежащие его кисти, а также нарисованные другими художниками. На каждой картине Э.Т.А. Гофман выглядит другим. Инсталляция с символическим характером, она символизирует разные "я" Гофмана, которые он описал в своих дневниках и произведениях.

Необычны также непонятные знаки на стене. Они представляют часть кодовой системы Гофмана, с помощью которой он шифровал записи в дневнике. Причиной этого была жена Гофмана, которую он, очевидно, подозревал, в тайном чтении дневника. Так, например, он обычно заменял имя возлюбленной Юлии Марк на аббревиатуру "Ktchn." под влиянием Kleists "маленькой Кэтэ изо Хайльбронна". Символ "кубок" означал умеренного винное наслаждение, в то время как полное опьянение документировалось пиктограммой "окрыленного кубка".

Наше замечание, что поэт слишком сильно зависел от алкоголя, вызывает энергичный протест профессора. "Гофман употреблял его только как стимулирующее стредство" Позже, на первом этаже, он показывает нам письма гения. В рукописи - аккуратно рядком поставленные буквы, ни одна из которых не вытанцовывает из ряда, и - убедительным тоном объясняет Шеммель - пьяный ни за что не был способен слишком так изящно вывести их.

        Но - назад, в зеркальный кабинет! Центром помещения стало зеркало, в котором отражается наблюдатель, но при свете в нем появляется призрачная фигура капельмейстера Йоганесса Креислера. Такой эффект создается с помощью светового клапана. Согласно словам Бернхарда Шеммеля, инсталляция меняется с разных углов обзора и показывает другие "я" Гофмана.


Великий дух в маленьком домике

        Мы покидаем зеркальный кабинет. В прихожей у потолка отсвечивает искаженный портрет Гофмана, который отражается в зеркале в правильных пропорциях. (Называется композиция «Anamorphose»).
        «Автор портрета, Вольфганг Мюллер, хотел выразить то, какой великий дух жил в маленьком домике, - комментирует Шеммель. Узкая лестница ведет на верхние этажи. Там вывешены комментарии к жизни Гофмана и его произведениях: о бамбергском времени – на первом этаже и о годах в Берлине – на втором. За стеклом лежат документы, вернее их копии.
        «Оригиналы не выставляются, поскольку их трудно сохранить в таких условиях», - сожалеет Шеммель. Во втором этаже уже жилые комнаты. Маленькая каморка, служившая раньше кухней, ныне перестроена в оперную ложу, которая показывает на завершение жизненного этапа Гофмана в Берлине. В качестве декораций здесь присутствуют сцены из самой успешной оперы Гофмана «Ундины», с представления которой он начинал в Бамберге.

Повелитель блох, телепат и скандал с «Повелителем блох»

        В бывшей жилой комнате находится инсталляция "Повелителя блох", существа, придуманного поэтом в 1822. Оно представляет собой цилиндр в рост человека с глазками, который обладает телепатическими свойствами. С помощью «микроскопического стакана» он может читать тайные мысли фигур из сказок Гофмана – в форме картинок (художник – Михаэль Кнобель). Э.Т.А. Гофман использовал в «Повелителе блох» свой опыт из юридической деятельности, и - парадировал прусского полицейского министра. Поэтому некоторые части рукописи были конфискованы, а в полном виде опальная рукопись появилась в только в начале 20 века.
      На стенах висят картины, в том числе та, на которой увековечена возлюбленная Гофмана - Юлия Марк со своей сестрой. Профессор рассказывает анекдот о том, как после помолвки Юлии состоялась ее прогулка с женихом и произошел небольшой скандал. Подвыпивший жених рухнул на землю, увлекая Юлию за собой. Гофман обругал его самыми грязными словами, что, однако, не принесло ему понимания со стороны окружающих, а, напротив – презрительные взгляды и упреки. С тех пор ему запретили приближаться к Юлии. Занятиям с любимой ученицей пришел конец.



В мансарде находится комнатка поэта, овеянная легендами, темно-синий свет которой повторяет основной цвет зеркального кабинета и оснащен сегодня секретером, Spinett и кроватью. Верхний и нижний этажи связаны напольным клапаном. С современной точки зрения он удобен, поскольку выполняет энергосберегающую роль – ведь теплый воздух, как известно, идет вверх, и, таким образом, попадает в комнатку поэта. Кроме того, через клапан можно было быстро переговорить с супругой, работающей на нижнем этаже. Чтобы напугать ее, Э.Т.А. иногда сбрасывал через клапан сапог.



        В другом конце коридора –музыкальная комната. Стена украшена обоями, представляющими собой часть партитуры из оперы Гофмана «Аврора». Второе, что попадается на глаза – рупор, который Э.Т.А. Гофман использовал для того, чтобы напугать прохожих, прежде чем они попадали на дорогу в Альтенбург.



        Интересный урок окончен. Экскурсия подошла к концу. До свидания, господин Шеммель, и большое спасибо! Мы покидаем маленький дом на Шиллер-плац 26. И как когда-то «в этих кругах Крейслер кружился» (Kreis – круг) , также и кружится то самое в наших головах.

Источник – «Общество Гофмана».









Hosted by uCoz